Сомневаться в том, что мы находимся на пороге маленькой технической революции не приходиться. И в данном случае, новшества, изменяющие виденье автомобильного мира, приходят сразу с двух сторон. Первое – это повальное производство автомобилей на электронной силовой тяге. Ни дня не проходит без анонса новых электромобилей, или модификаций старых автомобильных линеек.  Вторым же открытием для автопроизводства стало проектирование серийных автомобилей с функцией автономного пилотирования.

И если в первой ситуации всё понятно, и она воспринимается всеми как соответствующий своему времени следующий шаг в развитии, то со второй следует разобраться. Развитие «автопилотируемого интерфейса» получилось стремительным и неожиданным для многих. Казалось бы, о возможности откинуться на спинку кресла во время езды по шоссе, было известно еще очень долго. Слухи о разработки «висели в воздухе», а на серийниках это проявлялось внедрением и улучшением круиз-контролей. Но всё-таки, к скачку от Level 1 до Level 2 и 3 общественность была не готова.

Это можно наблюдать на примере вот-вот готовящейся выйти с конвейера нового электро-седана Audi A8. Почему именно эта модель, ведь ранее были презентованы Tesla Model S, или S-class Mercedes-Benz`а, которые сейчас радуют своих обладателей полуавтономным управлением? Позиционирование этих моделей как автомобилей с «автопилотом» сомнению не поддается: интерфейс активно применяется в полевых условиях обладателями авто. Но в такой важной вехе, есть ряд отдельных и важных пунктов, которые делят всю систему, на разные определения, и требуют от них разные обязанности.

Mercedes-Benz S-Class (2018)

Дело в том, что автопилотируемый интерфейс подразумевает разные уровни, от которых зависит степень управления водителей и функциональные свойства автономной системы. Всего их 5, где уровень «продвинутости» растёт с каждой позицией. Например, Level 1 сейчас можно наблюдать во всех автомобилях ААА класса, иными словами это адаптивный круиз-контроль – возможность подруливания по разметке и экстренное торможение. А Level 5 представляет собой полное управление системой, при котором вмешательство водителя в процесс вождения равен нулю (в авто с таким уровнем аккредитации может отсутствовать руль).

У вышесказанных моделей от Tesla и модифицированного S-класса уровень автопилотирования второй, согласно определению Сообщества автомобильных инженеров (SAE). В подобной ситуации, водителям запрещено отвлекаться от событий, происходящих во время дорожного движения, несмотря на возможность системы совершать такие маневры как обгон или перестраивание в другой ряд.

Tesla Model S

Но вернемся к нашей модели Audi А8. Благодаря инженерам компании, автомобиль премиального класса способен стать первым серийным электрокаром, обладающим Level 3 автопилотируемым интерфейсом. Это подразумевает, еще большую вовлеченность в процесс вождения от системы, и возможность ситуации, когда водителю можно будет отвлекаться от наблюдения дорожной ситуации, и заниматься другими вещами (звонок по телефону, чтение, и т.д.). Всё это конечно же на размеченных дорогах, и при соблюдении определенных факторов.

Так в чем же состоит корень проблемы? Казалось бы, вот будущее, которого мы так долго ждали. Но для оказалось, что для распространения таких машин необходима правовая база. Согласно положениям Венской конвенции, датированным 1968 годом, не соблюдения участия и активного внимания со стороны водителя запрещено. Таким образом, создатели из Германии столкнулись с проблемой: технология создана, но использовать её пока нельзя.

Audi A8

Инициативы по изменениям положений в конвенции уже активно обсуждаются, но столь существенный процесс перемен требует времени, особенно в «консервативно» Западной Европе. Пока база не будет подготовлена новые Audi скорее всего ждут заметные упрощения, и стагнация интерфейса до менее продвинутого Level 2. Вот так бывает, когда планета не способна угнаться за рынком предложения, и «тормозит» появления нового дня.



Комментарии